Эрнест Брама

Биография

Эрнест Брама (англ. Ernest Bramah, полное имя - Эрнест Брама Смит; Ernest Bramah Smith; 1869–1942) - британский писатель, автор детективных рассказов. В сборнике «Макс Каррадос» (Max Carrados, 1914) впервые за всю историю жанра представил читателям слепого сыщика, наделенного обостренными слухом, осязанием, обонянием и к тому же прекрасного знатока монет.

По словам современников, ни один писатель столь ревностно не охранял границы своей частной жизни, как Э. Брама, и ему это удавалось отлично. За ним прочно закрепилась слава отшельника, он наотрез отказывался давать интервью и категорически не желал фотографироваться. Однако некоторые моменты его жизни все-таки стали достоянием общественности.
В возрасте 16 лет Э. Брама Смит окончил школу в Манчестере, будучи одним из самых отстающих учеников, и систематического образования не получил. Тем большее восхищение вызывает тот факт, что в конце жизни этот человек был автором 21 книги, а также разного рода сочинений и газетных статей, в которых обнаруживалось его глубокое знание химии, физики, юриспруденции, философии, античной культуры, литературы, оккультных наук, артиллерийского дела. Кроме того, Э. Брама обладал недюжинными познаниями в нумизматике, считался экспертом международного класса. В 1929 году увидела свет его работа по исследованию английских медных монет.
Самостоятельный жизненный путь Э. Брама начал с изучения фермерского дела и, не преуспев на этом поприще, написал свою первую книгу об этом печальном опыте (1894 г.). Неудивительно, что желающих купить сей шедевр почти не оказалось, и в конце концов весь тираж пустили на макулатуру. К счастью, неудача не обескуражила начинающего писателя, и в 1900 году увидел свет рассказ о китайском путешествующем мудреце «Бумажник Кай Луна», который принес автору признание широкой читательской аудитории. Впоследствии Брама написал еще много рассказов с тем же героем, его называли создателем «мандаринского диалекта английского языка»; некоторые «особо проникшиеся» почитатели его таланта даже создали свой клуб и писали друг другу письма на «мандаринском».
Несмотря на несомненную популярность цикла о Кай Луне, в 1914 году Э. Брама решает попробовать себя в новом амплуа, теперь он — автор детективных историй.
Первый сборник про слепого детектива назывался «Макс Каррадос», второй — «Глаза Макса Каррадоса». Во вступлении ко второй книге Э. Брама исторически обосновывает возможность существования такого героя, как Каррадос, описывая реальный опыт людей, которые, будучи слепыми, достигли не меньших успехов, чем придуманный им детектив-любитель. Рассказы о Каррадосе появлялись на страницах журнала «Стрэнд» рядом с произведениями Конан Дойла и пользовались порой не меньшим успехом, хотя из испытания временем Каррадос не вышел победителем.

источник: Не только Холмс: Детектив времен Конан Дойла. М.: Иностранка, 2009
en.wikipedia




Сортировать по: Показывать:
Антология детектива
Вне серий


RSS

Анюта_С про Аллен: Не только Холмс. Детектив времен Конан Дойла [Антология викторианской детективной новеллы] (Классический детектив) 06 11
Прочитав эту антологию, понимаешь, почему из всего множества викторианских писателей детективов сейчас помнят и читают Конан-Дойля и его Шерлока Холмса. Всё просто: Холмс - лучший.
Конечно, у Конан-Дойля не всё, написанное о Холмсе, находится на одном уровне. Есть и средненькие, и откровенно слабые вещи (особенно, среди более поздних книг). Вот на уровень средне-слабеньких конан-дойлевских и попадают рассказы из этого сборника. А ведь, по идее, для антологии составители должны были выбрать лучшее, из того что написали "предшественники, подражатели, соратники и соперники Конан-Дойля".
Ни один из приведенных рассказов не понравился мне настолько, чтобы я поставила ему (а уж тем более всей книге) отличную оценку. Впрочем, в одном отношении книга просто великолепна. Викторианская эпоха, и впрямь, очень интересна. А все эти рассказы вкупе с историческими материалами дают отличную возможность заглянуть назад, в прошлое. Конечно, оно не совсем настоящее, это лишь отражение викторианской эпохи в глазах самих викторианцев. Но это тоже неплохо.
Так что в итоге - твердое "хорошо".


X