Белый Шанхай (fb2)

Эльвира Валерьевна Барякина
Грозовая эпоха - 2
Белый Шанхай 2M, 426 с.
 Рипол Классик
Добавлена: 26.03.2010

Аннотация

Вторая часть трилогии "Грозовая эпоха", рассказывающей о судьбах белой эмиграции в начале ХХ века
Одни называли Шанхай “Жемчужиной Востока”, другие — “Всекитайским борделем”. Здесь процветали международные компании, здесь правил бал дикий расизм, а на доходы от опиума велись войны и строились детские приюты.



Клим Рогов прибыл в Китай вместе с тысячами белогвардейцев, которые покинули Россию после Гражданской войны. Журналист, умеющий писать только по-русски и по-испански, не мог рассчитывать на успех в Шанхае. Но Клим решил побороть эмигрантское проклятие: он должен был вернуть себе не только былую славу, но и Нину — сильную, несносную, ослепительную женщину, ради которой стоило штурмовать неприступные города.



Видеоролик романа "Белый Шанхай":




Впечатления о книге:  

Suvor_ про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 10 06
Автор в армии, похоже, секретаршей работала - таким казенным языком только приказы и инструктаж печатать. Рваные рубленые фразы, никаких эмоций, бесчисленное количество персонажей, которых Барякина методично уничтожает с присущим ей хладнокровием. И скучный, занудный сюжет - дочитать сможет только самый выносливый.
Купилась на огромное количество отзывов - похоже, ажиотаж создают сама писательница и друзья семьи.
Оценка: нечитаемо

Ванька-Валялка про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 19 06
Фигня фигнёй. Графомания первостатейная.
Читателя ваще за дурака принимают: мол, и такое схавает.
Особенно умиляют рецы от гг. Мамаевых и Гончаровых: ох, та же Барякинская ручкя поработала. Глупо, примитивно.
Особо ржал над "теплокровными" героями. Я-то, дяревня, до энтого дня тока животных да рептилий делил на теплокровных и холоднокровных, а оно - вона как! и персы тожа такие бывают...

Оценка: нечитаемо

Игорь Гончаров про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 10 06
Отличная книга. Лирика без соплей, романтика без вранья. Герои умные, симпатичные, мягкий юмор, необыкновенно богатый и точный язык.
Понятно недовольство любителей любовных романов. Это действительно не любовный роман. Это очень хорошая проза. Многие с такой просто не встречались. Многие уже отвыкли. Это понятно.
Непонятна лютая злоба некоторых рецензентов. Книги автора просто пропитаны добротой и любовью к людям, к жизни. Кто этого не может видеть?
Оценка: отлично!

Рыба Луна про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 06 06
Мда... Штампы, диалоги, штампы, диалоги...
Зато очень порадовала уже приведённая здесь рецензия Манаса, пропущенная цитата и неё:
"...Я не читал «Справочник писателя», но я уверен, что где-то на его страницах должен быть совет молодому писателю – обязательно добавить в текст галюциногенных картин. Как иначе объяснить появление в безобидном тексте такого психоделического абзаца:
«Клим привел Аду в дом и тут же исчез. Длинные столы разбегались по комнатам. На блюдах окорока, куличи, безчисленная пасхальная снедь».

Оценка: нечитаемо

Drosselmeier про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 05 06
Эльвира Валерьевна Барякина - а мы общаемся на русском языке, а не на идиш. А в на русском врач - это врач
Лучше бы в на идиш общалась что-ли. Идиотка классическая, с мозгом мармазетки.

Оценка: нечитаемо

Эльвира Валерьевна Барякина про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 05 06
Для ex_xgrlapof, а что я? Вы Толстого почитайте.
Для Вероника.Ванесса а уж я то как смеялась. Я же думала, что имею дело с просто тупой идиоткой. А оказалось, что она еще и из совковых интеллигентов, которые гордятся тем, что помнят высказывания древних шизофренников и вставляют их по любому поводу, неважно имеет это смысл или нет. Это нормально, для тех у кого отсутствует мозг, вставлять зазубренные цитаты. Своих мыслей то нет. Что же касается исторических подтекстов, то как раз их то там и нет, а мы общаемся на русском языке, а не на идиш. А в на русском врач - это врач, без всяких подтекстов. Загляните в толковый словарь, что-ли. Я получила классическое образование, житие шизофренников у нас не преподавали, религиозные бредни я не читаю, откуда же мне знать, что там необразованый бродяжка высказывал? Так что мозг Кинг-Конга вам не поможет, не обольщайтесь.
Утю-тю-тю, Дроссель, какой ранимый еврейчик)) Что подружка Валярима тебе простату с утра не помассировала? Или косточка малиновая в зубах застряла? Случаи то разные бывают.) Иди лучше в темы с лохокостом, тут жидовских тем нет.
Оценка: отлично!

Pawel про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 11 05
Дорогая Оливия_У. Я каждый раз удивляюсь вашим комментариям.
По-видимому книги вышеозначенного автора не идут вам на пользу. "Лутше" читайте "Хождение по Маленьким Мукам" Л.Н. Толстого! Или "Евгения Онегина" А. Н. Некрасова. Пользы больше будет.

Оливия_У про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 11 05
Это великая книга про революцию! Как люди тогда жили и страдали! Даже лутше чем Хождение по Мукам Л.Н. Толстого! Всем читать и плакать!

Павел Мамаeв про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 23 04
Брависсимо Эльвира, умные люди несомненно оценят по достоинству. Обязательно приобрету бумажную версию книги, для полноты наслаждения вашим творчеством!

Kara Deniz про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 21 04
Извините, но я не товарищ. И я уже влюблена, счастлива и довольна жизнью. Чего и вам желаю.
А Вы почему обозлились на писательниц Волчок и Крюкову? Может быть, и вам стоит влюбиться в хорошую женщину?
Да, вот еще. Согласитесь, что я изрядно помогла Вашей жене, указав ей на ошибки. И даже 5 долларов за работу не попросила. Теперь она будет знать, над чем надо поработать. Глядишь, следующая книжка будет лучше.

Оценка: плохо

odin123 про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 06 04
Вот это "литературное лакомство для гурманов" и "роман потрясающей глубины"?
Или авторы этих отзывов так тонко пошутили?
Безнадежно некачественный текст.
Оценка: нечитаемо

Павел М. про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 05 04
Роман потрясающей глубины.
Оценка: отлично!

Drochelmeier про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 19 03
Литературное лакомство для гурманов.
Оценка: отлично!

Иваныч Первый про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 03 03
Изумительная, мощная книга, охватывающее множество аспектов - исторических, нравственных и личных. Роман о выборе, который делает человек в тяжелых обстоятельствах.
После долгих мытарств во время Гражданской войны герои романа попадают в Китай, страну, где у них нет будущего. Но им надо выживать, и они сражаются за свою жизнь как могут.
Всем рекомендую. Это великолепно.
Оценка: отлично!

Мисс Силвер про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 22 07
Написала отзыв, но стерла.
Лучше меня разбор книги сделал Манас - http://manas-sir.livejournal.com/100135.html:
Прежде всего, в романе отсутствует то, что автор обещает читателям в заглавии, - Шанхай. Чуть-чуть подправив завязку – к космопорту приближается эскадра космическх кораблей с беженцами, покинувшими Землю и ищущими пристанища на Марсе – и заменив китайцев марсианами, можно было бы вполне назвать роман «Белый Марс». По-видимому, всех прочитанных мемуаров и изученных архивов не хватило, чтобы представить, как выглядел Шанхай: в романе совершенно отсутствуют описания. В результате герои передвигаются будто в вакууме между совершенно абстрактными «локациями»: порт, улица, особняк, бар, отель, вокзал и т.д. Например, героиня отправляется в тюрьму: «Тюремная ограда, скорбная очередб перед зарешеченным окном, колючая проволока». Наивность и шаблонность описаний порой умиляет.
Вот ипподром:
«Шум, толкотня, выкрики торговцев. У входа на ипподром растрепанная женщина колотила мужа зонтом:
- Опять все деньги просадил, негодяй»
Реальные места и учреждения тех лет - не исключение, их отличает только то, что автор указывает название. Например, знаменитый загородный клуб «Колумбия» выглядит так: «Садовники в широкополых соломенных шляпах стригла деревья, Белые стены, красная крыша», - и дальше: «Увитая плющом терраса, на столах винные бокалы, серебро, тарелки с вензелями клуба». Больше ничего! И кто скажет, что этот клуб был в Шанхае, а не в столице Объединенного Марса?!
Как китаист я-то, по крайней мере, немного представляю себе Шанхай 20-х по китайской литературе и китайскому кино, но остальные читатели, боюсь, обречены следить за действиями героев в совершенно символической пустоте. Собственно, можно просто написать на листе бумаги имена персонажей, а потом просто рисовать между ними стрелочки, сопровождая их пояснениями (встретил/расстался, полюбил/возненавидел, разбогател/обнищал и т.д.) и представляя себе Шанхай, каким вы видите его в выпусках новостей. «Белый Шанхай» не прибавит к это картинке ничего!
Этот схематизм распространяется и на описание исторического фона и ситуаций, в которые попадают герои. С самого начала (собственно, еще на обороте суперобложки книги) читателю сообщают главное условие игры: «Белые люди не подчинялись китайским законам, они создали в Азии почти Париж, почти Нью-Йорк, почти Вавилон». А поскольку китайским законам белые люди не подчинялись, то и в для романа китайцы не важны: и исторические персонажи, и обычные китайцы используются просто как универсальный инструмент для развития сюжета, причем свою фунцию выполняют, в основном, за рамками повествования, не появляясь перед читателями.
И поскольку активных персонажей-китайцев в «Белом Шанхае» нет, описаний Шанхая – тоже нет, а местом действия все-таки заявлен Китай, Эльвира Барякина для создания хоть какого-то «национального колорита» вставляет в текст сведения о Китае или детали китайской жизни, которые часто не имеют никакого отношения к повествованию, но зато могут привлечь внимание читателя своей «необычностью».
Торговля опиумом, обычай бинтования ног у девочек, «китайская чайная церемония», пересказы китайской литературы и проч. и проч. – все идет в дело.
На самом деле, эти сведения есть в любой брошюре по Китаю, но Эльвира Барякина подает их с городстью первооткрывателя.
Видимо, чтобы компенсировать недостаток качества разработки материала, Эльвира Барякина решила форсировать количество: события в жизни двух десятков главных персонажей сменяют друг друга, как картинки в калейдоскопе в руках у буйнопомешанного. Одно событие, которое само по себе могло бы стать основой для хорошей повести, в «Белом Шанхае» от завязки до развязки занимает в среднем страниц десять, после чего начинается новое событие, с предыдущим связанное только общими персонажами.
Так, наверное, автор понимает «стремительное развитие действия». Правда, персонажей назвать «общими» тоже можно с трудом: большинство из них регулярно меняют характеры, причем не по законам развития, а как платья, в зависимости от обстоятельств, то есть по прихоти автора.
Доходит до полного абсурда: чтобы объяснить, почему один из главных персонажей, который на протяжении всего повествования вел себя как безупречный джентльмен, вдруг, без всякой подготовки, превращается в полного негодяя, автор не находит ничего лучше, как на 542 (!) странице рассказать его историю с самого начала. Она так и пишет: «Даниэль Бернар был по рождению немец. Вырос в Праге, учился в Массачусетском технологическом университете...»
В целом, роман «Белый Шанхай» похож на сериал «Санта-Барбара»: если помните, это в «Санта-Барбаре» город показывался только в титрах; в «Санта-Барбаре» в одной серии могли быть смешаны мелодрама, комедия, детектив и фильм ужасов; в «Санта-Барбаре» герои могли трансформироваться совершенно неожиданно, вопреки логике и ожиданиями зрителей. Наконец, как в «Санта-Барбаре» и в большинстве долгоиграющих сериалов, в «Белом Шанхае» качество работы снижается, по мере развития действия.
Особенно это заметно в языке. Поначалу Эльвира Барякина «стилизует» манеру письма под, надо так понимать, начало двадцатого века. Читается это трудно, но продолжается недолго: вскоре повествование встает на накатанные рельсы современного языка и катится по наклонной вниз, так что к концу книги возникают уж совсем понятные читателю обороты: «Феликс оглядел столпившихся товарищей, психанул». К слову, все персонажи – а среди них есть представители самых разных народов – думают по-русски и используют русские идиоматические выражения: « - Это Ада все устроила? – Нет, папа Римский! – рявкнул Коллор». Я представляю, как это звучит по-английски: «No, the Pope of Rome!»
И последнее. Чтобы никто, начав читать, не стал, как я, мучаться вопросом, чем все кончилось, и насилу читать дальше, сообщаю: в конце все умерли. А кто не умер, про того просто забыли рассказать. А кто не умер и про кого не забыли рассказать, те уехали назад в Россию. И там уж точно умерли!

Оценка: плохо

34 оценки, от 5 до 1, среднее 2


Прочитавшие эту книги читали:
X