Полдень, XXII век (fb2)

Братья Стругацкие
Редсовет Иллюстратор: Юрий Георгиевич Макаров
Мир Полудня - 1
Полдень, XXII век [= Возвращение; Издание 1967 года] 1785K, 249 с.
издано в 1967 г. Детская литература в серии Библиотека приключений и научной фантастики (Рамка)
Добавлена: 31.03.2011

Аннотация

«Полдень, XXII век». Центральное произведение знаменитого цикла братьев Стругацких о мире будущего. Шедевр отечественной (и мировой) утопической фантастики, выдержавший проверку временем — и сейчас читающийся с таким же удовольствием, как и десятилетия назад. Роман, который сами авторы называли книгой о «Светлом, Чистом, Интересном мире».




Впечатления о книге:  

ngeht про Стругацкие: Полдень, XXII век [= Возвращение; Издание 1967 года] (Научная фантастика) 28 05
Утопия в стиле советской "кухонной антилихенции", ака неисчислимые мнс и прочая. В принципе - рекомендованное чтение для тех, кому не понятно почему СССР развалился. Если стремиться работать так, то ничего удивительного в этом нет.
В принципе, мне кажется, Стругацкие и сами в какой-то момент поняли что чудес на бывает, и что бы что-то получить, надо, знаете ли пахать, и тон поздних книг сильно поменялся. По крайней мере герои “Града Обреченного” или “Отягощенных Злом” уже куда ближе к жизни и не вызывают такого брезгливо-удивленного отношения.

Nekto2 про Стругацкие: Полдень, XXII век [= Возвращение; Издание 1967 года] (Научная фантастика) 28 05
Интересное и светлое произведение-реклама коммунистических идеалов. С добавлением вечных ценностей, которые ставятся гораздо выше личного и вообще человеческого, но что примечательно противопоставление идёт не в дарвинистском (характерном для Западной фантастики), а гуманистическом стиле. Отличная подростковая фантастика.
Оценка: отлично!

I'mHelen про Стругацкий: Полдень, XXII век [=Возвращение] (Научная фантастика) 23 11
никакая это не утопия. у стругацких вообще нет утопий, ни в одной книге.
Оценка: отлично!

Astrowalk про Стругацкий: Полдень, XXII век (Социальная фантастика) 12 05
Прекрасная попытка описать "золотой век". Получилось очень похоже на "человечество без Бога" Достоевского (слова Версилова из "Подростка"):
После проклятий, комьев грязи и свистков настало затишье, и люди остались одни, как желали: великая прежняя идея оставила их; великий источник сил, до сих пор питавший и гревший их, отходил, как то величавое зовущее солнце в картине Клода Лоррена, но это был уже как бы последний день человечества. И люди вдруг поняли, что они остались совсем одни, и разом почувствовали великое сиротство. Осиротевшие люди тотчас же стали бы прижиматься друг к другу теснее и любовнее; они схватились бы за руки, понимая, что теперь лишь они одни составляют всё друг для друга. Исчезла бы великая идея бессмертия, и приходилось бы заменить ее; и весь великий избыток прежней любви к тому, который и был бессмертие, обратился бы у всех на природу, на мир, на людей, на всякую былинку. Они возлюбили бы землю и жизнь неудержимо и в той мере, в какой постепенно сознавали бы свою преходимость и конечность, и уже особенною, уже не прежнею любовью. Они стали бы замечать и открыли бы в природе такие явления и тайны, каких и не предполагали прежде, ибо смотрели бы на природу новыми глазами, взглядом любовника на возлюбленную. Они просыпались бы и спешили бы целовать друг друга, торопясь любить, сознавая, что дни коротки, что это — всё, что у них остается. Они работали бы друг на друга, и каждый отдавал бы всем всё свое и тем одним был бы счастлив. Каждый ребенок знал бы и чувствовал, что всякий на земле — ему как отец и мать. «Пусть завтра последний день мой, — думал бы каждый, смотря на заходящее солнце, — но всё равно, я умру, но останутся все они, а после них дети их» — и эта мысль, что они останутся, всё так же любя и трепеща друг за друга, заменила бы мысль о загробной встрече. О, они торопились бы любить, чтоб затушить великую грусть в своих сердцах. Они были бы горды и смелы за себя, но сделались бы робкими друг за друга; каждый трепетал бы за жизнь и за счастие каждого. Они стали бы нежны друг к другу и не стыдились бы того, как теперь, и ласкали бы друг друга, как дети. Встречаясь, смотрели бы друг на друга глубоким и осмысленным взглядом, и во взглядах их была бы любовь и грусть…
Кто знает, может быть, людены — вновь обрели непосредственное чувство Бога?
Оценка: отлично!

the box про Стругацкий: Полдень, XXII век (Возвращение) [с иллюстрациями] (Научная фантастика) 18 02
Действительно, необычный пример ситуации, когда утопия получилась по-настоящему интересной и убедительной. А сколькие пытались, начиная еще с Платона. Диалоги у Платона очень остроумные, а вот само Государство как-то не вдохновляет : ) Утопии Мора, Кампанеллы, Фурье, да и Ефремова : ) – тоже без особого успеха. Похоже, трудно все-таки мыслить позитивно.

bondar про Стругацкий: Полдень, XXII век (Социальная фантастика) 03 01
Прекрасная книга, но мне больше нравится в "старой" редакции (1962г.) http://www.lib.ru/STRUGACKIE/xxiiwek.txt
Оценка: отлично!

83 оценки, от 5 до 2, среднее 4.51


Прочитавшие эту книги читали:
X