Книжная полка пользователя andrepa

Русаков: Избранное (Поэзия: прочее) 20 04
15 апреля 2014 года Геннадий Русаков стал лауреатом премии "Поэт".


Гофмансталь: Избранное (Классическая проза, Поэзия: прочее, Драматургия: прочее, Эпистолярная проза) 29 01
Похоже, единственное издание на русском за последние 90 лет.

Бехер: Избранные сочинения (Классическая проза, Поэзия: прочее, Драматургия: прочее) 02 01
Над одной книгой - плеяда легендарных переводчиков!

Нагибин: Не чужое ремесло (Критика, Литературоведение) 18 12
"Мое анкетное существование весьма резко отличается от подлинного. Один из двух виновников моего появления на свет так основательно растворился среди всевозможных мифических отчимов, что можно подумать, будто я возник только из яйцеклетки. Но вытравить отца мне удалось лишь из анкетного бытия. В другом, в плоти и крови, существовании моем он непрестанно напоминает о себе. Когда остановленный незримой силой на самом разлете своего жестокого существования я впадаю в короткую непротивляемость - это пробуждается тщетно вытравляемое отцовское начало. Отец вяжет мне язык, не давая выговорить звонкой и нежной буквы "Л", стягивает мою щеку в горько-покорную складку тогда, когда нужна совсем иная гримаса - ощеренная пасть зверя. Он уничтожает утром принятое вечером решение, подсказывает незвучащие в каждодневной душе слова, глушит голос, укорачивает жест.(Замечательный пример внушения и самовнушения. Как выяснилось в свой час: мой отец, Нагибин Кирилл Александрович, был расстрелян [казнён большевиками] на реке Красивая Меча в 1920 г. "за сочувствие мужикам".)"


Нельдихен: Органное многоголосье (Поэзия: прочее) 23 11
До сих пор практически неизвестный один из выдающихся поэтов конца Серебряного века.

Гаспаров: Избранные статьи (Языкознание, Литературоведение) 18 11
Книгоделу - огромное спасибо за сделанную и вычитанную ТАКУЮ книгу!

Табидзе: Стихи (Поэзия: прочее) 05 08
Настоящая поэзия, отличные переводы Владимира Леоновича. Трагическая судьба поэта...

Аронов: Александр Галич [полная биография] (Биографии и Мемуары) 23 07
Подробнейшее исследование жизни и творчества Александра Галича.
Однозначно читать!
Отдельное спасибо книгоделу - том в 900 страниц с кучей примечаний - как подвиг!

Гройс: Утопия и обмен [Стиль Сталин. О новом. Статьи] (Культурология) 20 05
В 1993 году в издательстве «Знак» вышел сборник Бориса Гройса «Утопия и обмен", в мягкой обложке черного цвета, в обиходе известный как «черный Гройс". Этот сборник составили две небольших книги Гройса — «Стиль Сталин» и «О новом» а также дюжина статей; все тексты на сегодняшний день стали классическими для теории искусства ХХ века

Панюшкин: Код Горыныча [Что можно узнать о русском народе из сказок] (Культурология, Литературоведение, Народные сказки) 20 05
Любопытная книга! Свежий, необычный, остроумный, парадоксальный взгляд на всем знакомые с детсва русские сказки.

Соколов: Михаил Булгаков: загадки судьбы (Биографии и Мемуары, Литературоведение) 11 04
Книга написана профессионально, увлекательно, приводится масса интересных подробностей. Отлично!

Курбатов: Турция. Записки русского путешественника (Путешествия и география) 08 04
Интереснейшая книга. Читается на одном дыхании.

Генис: Странник. Путевая проза (Современная проза) 24 03
Лев Оборин о книге А. Гениса "Странник. Путевая проза"
"Новый Мир", 30 ноября 2011
«В эпоху заменившего эрудицию Интернета именно в этом жанре литература ставит эксперимент, выясняя, чем мы отличаемся от компьютера», — пишет Генис в начале своих путевых рассказов. Плоха та книга о путешествиях, в которой нет ничего, кроме переписанных фактов, плоха и та, в которой нет ничего, кроме фигуры автора; случай Гениса, конечно, ближе ко второй крайности, но автор здесь не выпячивает себя: просто он говорит так, что мимо него не пройти.
К книге «Странник» с ходу можно подобрать несколько эпитетов: ясная, жизнелюбивая. Знаменитый травелог давнего генисовского соавтора Петра Вайля «Гений места» разделен на города, в которых жили великие писатели, художники, режиссеры и их герои — они становятся компаньонами Вайля, через них он узнает город (а часто говорит о них самих, как в совместной с Генисом «Родной речи»). Генис просто описывает те места в Старом и в Новом Свете, куда его заводит жизнь, без специальной концепции — хотя совпадений с коллегой не избегает: так, разговор об Англии у обоих превращается в разговор о Шерлоке Холмсе.
Здесь много воздуха: короткие фразы, одна естественным образом наследует другой и так переводит читателя из пункта А в пункт B. Это очерки, которые лаконизмом и безусловностью уподоблений напоминают о журналистских работах Дов­латова. Они имеют дело с глубоко личным впечатлением и передают его так, что оно само собой кажется разумеющимся. Фигура путешественника идеальна для остранения и самоиронии — кажется, что без последней травелог в наше время невозможен, и Генис с удовольствием называет себя на разных языках любознательным варваром и непоседой. Этот образ коррелирует с юмором разных народов: чужой юмор Генис показывает и деликатно объясняет, на российский же (юмор?) обращает внимание уже как иностранец. Примечательно, что этот нынешний язык иногда вдруг становится вневременным. Что мы читаем: может быть, современника Олеши? «В момент высшей сосредоточенности все движения приобретают обманчивую замедленность. Кажется, что матадор остановил время. Вошедшая до рукояти шпага убивает быка раньше, чем он об этом узнает. Продолжая порыв, туша еще несется вперед, но это уже не крылатый порыв, а судорога трупа. Бой завершился смертью одного и победой обоих».

Шаргородские: Сказка Гоцци [рассказы] (Современная проза) 14 03
Смешно, умно, тонко, печально - все в одном. Отлично!

Сараскина: Фёдор Достоевский. Одоление демонов (Литературоведение) 13 03
Книга выдающегося исследователя творчества Достоевского рассказывает много нового о творческой истории "Бесов"; доказано, что Достоевский писал не столько о Нечаеве, сколько о самом себе. Легко и увлекатетельно написана. Однозначно нужно читать!

Шаргородские: Колокольня Кваренги [рассказы] (Современная проза, Юмористическая проза) 22 02

«Libération», Paris, France
Действительность можно описывать серьёзно, но братья Шаргородские предпочитают делать это с искрящимся юмором – и они правы, они побеждают.
L'Argus de la Presse», Paris , France
Читатель совершенно растерян от ошеломляющей, отчаянной весёлости, в которую его завлекли братья.
«La Croix», Paris, France
Они преуспели в том, что сумели одеть пафос в одежды юмора. Их книги – фарсы, книги – гиперболы переполнены оптимизмом и любовью.
«La Liberté de L'Est», Strasbourg, France
В книге «Рыцари фаршированной рыбы» присущий авторам гротеск достиг своего апогея.
«L'Argus de la Presse», Paris , France
Братья Шаргородские разделяют мнение Горького, что евреи – соль земли, и не хотят лишить этой жизнеутверждающей соли остальное человечество.
«Hebdo», Paris, France
Некоторые антигерои Шаргородских безусловно вышли из Гоголя.
«Le Magazine Littéraire», Paris, France
Братья подарили нам ошеломляющие произведения, не признающие никаких авторитетов.
«Le Magazine Littéraire», Paris, France
...И всё это вместе вылилось в прекрасные книги, где повседневно , обыденное смешивается с возвышенным без единой фальшивой нотки, где чудесное, невероятное, невыразимо печальное переплетается с самым обыденным. И всё это Шаргородские делают легкомысленно и серьёзно одновременно, и это заставляет вспомнить «Алую розу Каира» Вуди Аллена и великую, беззаботную музыку Моцарта.

Фабио Джеда 26 01
Стоит прочитать.

Лупашко: Бессарабец (Биографии и Мемуары) 18 07
Виктор ЖНЕЦОВ
Эта книга – о легендарном красном комбриге Григории Котовском, уроженце Приднестровья, "последнем гайдуке", человеке богатырской силы и чудовищной воли, разбойнике-романтике, борце за справедливость, за ограбленный и униженный трудовой народ против мироедов-грабителей.
Об авантюристе и анархисте, игравшем собственную игру в кровавой круговерти дореволюционных, революционных и послереволюционных лихих событий. О прославленном герое Гражданской войны. Об одном из главных зачинщиков-организаторов Молдавской АССР – предшественницы нынешней Приднестровской Молдавской Республики. Наконец, о человеке, вынашивавшем, увы, неосуществленный личный план, о коем позже...

«Я знал т.Котовского, как примерного партийца, опытного военного организатора и искусного командира... Храбрейший среди скромных наших командиров и скромнейший среди храбрых – таким помню я т.Котовского». Это слова И.В.Сталина, приведенные в книге "Бессарабецъ".
Ее автор - Михаил Лупашко, кишиневский журналист и, бесспорно, одаренный литератор; не столь уж часто, но и не редко появляющийся в прессе, он на этот раз проявил добротные свойства исследователя-историка. А ведь, казалось, что еще можно написать о Григории Котовском? О нем так много писано-переписано, даже фильм был не один, в том числе послед-ний, еще в советское время, в стиле этакого ковбойского вестерна с голливудским уклоном...
Григорий Котовский в изображении Михаила Лупашко достоверен и оригинален - своеобычен одновременно. Чувствуется, что и героя, и исторический материал автор не только изучил, но и выносил. И что-то, видимо, очень счастливо при этом совпало; должно быть, романтика Котовского – это та струна, которая чутко звучит в душе написавшего книгу...
Книге предшествует представление, сделанное однофамильцем, шефом-редактором Международного агентства деловых новостей Украины Владимиром Лупашко. В нем он приводит несколько колоритных штрихов к биографии автора, с которым знаком с 1980-х, когда тот еще был выпускником журфака... И заключает в том духе, что «творчество Михаила Лупашко принесет еще много приятных сюрпризов, и не только в литературе». Думаю, сомневаться в этом нет оснований.
Книга совсем не велика по объему – чуть более 100 страниц, состоит из вступления, эпилога, ряда "ретроспекций" и введенных в ткань повествования подлинных архивных документов, снабжена добротным справочным аппаратом примечаний. Она по-хорошему научна, но по жанру это все-таки художественная вещь.
Так что еще можно написать о Григории Котовском? Мы хорошо знаем из книг, статей, фильмов, какой сложный, тяжкий, извилистый путь прошел Григорий Иванович с самой молодости; были там и история его романтической любви к жене хозяина имения, и его бунт, жестокое его избиение подручными молодцами, и смертный удар, нанесенный неукротимым Григорием помещику, и то, что вслед за этим началось – жизнь-борьба сущего разбойника с большой дороги.
Совершенно фантастичными, невероятными предстают не-однократные побеги Котовского из тюрем, с каторги и даже из зала суда, дерзкие грабежи известных богатеев не только по дальним весям да в лихие ночи, но и среди бела дня в шумной Одессе, наводненной полицией, жандармами, сыщиками. Но так с Котовским было, так описано и задокументировано.
«Биография, в которой было всё, – пишет Михаил Лупашко. – Налеты, схватки, погони, красивые женщины, одиночные камеры, кандальный звон бесконечного этапа, дикий холод рудников Нерчинска, сумасшедшие деньги и казино в одесской Аркадии, смертный приговор, фронт, кавалерийские атаки, маршальские лампасы и политические амбиции. И были, конечно, широкие жесты, которыми Котовский снискал всенародную популярность в этом своеобразном щедром крае от Одессы до Черновцов. Это и была его мини-империя. Империя Григория Котовского».
Стоп, вот оно – малоизвестное в жизни и борьбе героя.
В книге описывается, как в днестровских плавнях у села Чобручи Григорий Иванович встретился с «агентом своей разведки», собственным тайным сотрудником, потому что с Одесским управлением ОГПУ и даже с ЦИКом Украины он откровенничать не был склонен, не доверяя иным тамошним кадрам... «Выстраивал Григорий Иванович свою тонкую, но далеко идущую игру». Мы знаем, что он был пламенным сторонником создания молдавской автономии, по тогдашним обстоятельствам – в составе Советской Украины. И это была его личная мечта – о "Приднестровской Котовской Республике". Знаем и то, что МАССР создавалась как зачаток молдавской государственности в условиях, когда основная молдавская территория была захвачена румынами, и за Днестром надлежало, собственно, создать правительство в изгнании, или в эмиграции, как это называется.
Но личный план Котовского шел значительно дальше. «Далее мыслил Григорий Иванович подсобрать сил и средств и, не без помощи главкома Фрунзе, двумя встречными ударами с Севера и Юга, переправившись через Днестр, вышибить румын из Бессарабии и создать свою республику – Котовщину! Дело это было столь дерзким, сколь и опасным. Не нравились планы Котовского партийным бюрократам Украин-ского ЦИКа. Потому и следил за каждым его шагом особый отдел Украинского ОГПУ. Потому и выехал на встречу Котовский тайно, подальше от глаз вездесущих чекистов».
Григорию Котовскому удавались самые опасные и дерзкие замыслы. Вообще надо сказать: герои замышляют и творят героическое, а бездари "аппарата" рубят на корню и самые разумные начинания в рассуждении "как бы чего не вышло". Во всяком случае, вовсе не факт, что Григорию Ивановичу Котовскому, да еще в сотрудничестве с такой выдающейся личностью, как военачальник РККА Михаил Васильевич Фрунзе, не удалось бы очистить Бессарабию от оккупантов. Но... история не знает сослагательного наклонения.
"Бессарабецъ" Михаила Лупашко читается с острым интересом, так что эта еще одна книга о последнем гайдуке Григории Котовском получилась вовсе не лишней, она добавляет много ценных исторических и биографических крупиц. Уже дежурным выглядит сожаление, которое вынужден выразить и я, по поводу мизерного тиража книги: 200 экземпляров...
В биографии Г.И.Котовского очень много неясного, загадочного, путаного и зловещего. В частности, не определены точно причины и обстоятельства его внезапной смерти. Михаил Лупашко выписал свою версию – это право автора, и он прав, если эта версия укладывается в известные факты.
Я все-таки усмотрел один серьезный недостаток в книге. Нет спору, условия революционной схватки двух миров создавали бесчисленное количество чудовищных ситуаций, когда не только трудно, но часто и невозможно было встать против зла на сторону добра, а защищая добро, не сотворить зла не представлялось возможным. Далеко не все среди белогвардейцев были злодеями, а среди красных – адептами святой идеи. Всё это так. Но едва ли в послесловии автору следовало обращаться к оценке событий и героев с привлечением «подвига Спасителя нашего Иисуса Христа». Выглядит это как явное упование на то, что никогда в активной, тем более яростной и ожесточенной борьбе не помогало, не помогает и не поможет, как облегченный подход к неимоверно сложной материи, некая неуместная лирика в приложении к самой суровой и подлой прозе.
«Но так уж устроен мир, – оговаривается Михаил Лупашко, – что перед людьми активными, идущими на слом старых общественных порядков, так или иначе возникают обстоятельства, когда невозможно не действовать, а, действуя, неизбежно навлекать на себя вину».
Спорная сентенция; определение вины неуместно там и тогда, где и когда люди и классы отвечают на исторический вызов, делают исторический выбор и творят разрушение негодного во имя лучшего, причем не просто действуют, а вынуждены действовать насильственно, огнем и мечом.
А потому христовы заповеди и фатально-философские слова Экклезиаста: «Век уходит, и век приходит, и нет ничего нового под солнцем! ... оно уже было под солнцем в час, когда властвовал человек над человеком ему на беду», будь произнесший их стократ прав, – абсолютно неуместны для оценки героев, подобных Котовскому. Ибо согласиться с этой формулой – значит, сложить оружие перед любым злом, сочтя его заведомо непобедимым и естественным, а человека – обреченным на него. Но последний гайдук всей своей жизнью отстаивал совершенно иной идеал.


Болдырев: Андрей Тарковский. Сталкер, или Труды и дни Андрея Тарковского (Биографии и Мемуары) 03 06
Любопытная и интереснейшая книга о бесспорно большом режиссере.
Стиль комментария Волк-59 не читавшего ни строчки книги, но дающего оценку "нечитаемо" недопустим.

Милош: Мой Милош [Авторский сборник] (Литературоведение) 08 05
Великолепная книга Мастера!

Литвинович: Власть семей: 20 кланов, контролирующих экономику России (Биографии и Мемуары, Публицистика) 06 05
Насколько понял - это лишь часть книги, давно гуляющая по инету.
Полная версия на Л. есть в DJVU.

Салынский: Киногерменевтика Тарковского (Критика, Кино) 01 05
Редкая (тираж 500экз.), и главное - интереснейшая книга не только об Андрее Тарковском, но о нас с вами. Рекомендую к прочтению!

Пинский: Реализм эпохи Возрождения (Литературоведение) 26 04
Книга очень редкая, интересная , очень рекомендую к прочтению!

Фуко: Герменевтика субъекта (Философия) 17 04
У меня все скачивается!

Зеньковский: Русское старообрядчество [в 2 т. Тома 1, 2] (История, Религиоведение) 07 04
Работа Зеньковского - важнейшая книга по заданной теме. Фактология, осмысление - всё на высоком уровне, с которого рассматривается одна из ключевых проблем в развитии русского этноса.
Издание, основа для скана, - лучшее из рус.яз. публикаций "Русского старообрядчества".

Паньков: Вопросы биографии и научного творчества М.М. Бахтина (Культурология, Биографии и Мемуары, Литературоведение) 27 03
По мнению одного из читателей: По моему мнению, безумно интересный труд. Сколько прочитал - остался очень доволен. Читал не отрываясь - очень захватило.Даже хочется такую книгу дома у себя иметь.




X