Книжная полка пользователя Заслуженный педагог РФ

Барякина: Аргентинец (Исторические любовные романы) 09 04
Здравствуй, дорогая Эльвирочка!
Пишет тебе твоя учительница русского языка и литературы.
Я очень счастлива, что ты решила посвятить себя изящной словесности, ибо хорошо помню, что в школе у тебя по моим предметам были сплошные тройки.
Я рада, Эльвирочка, что ты заплатила корректору за исправление в тексте грамматических ошибок, которые ты всегда допускала: «варённый», «Иллиада» и прочая, и прочая... Правда, кое-что из твоих старых ошибочек я выискала. Например, «подскользнуться». Правильно пишется – «поскользнуться». Отметь себе где-то, чтобы не забывать.
Но думаю, деточка, что тебе надо бы найти хорошего редактора. Текст твой кишит досадными оплошностями вроде: «Ей хотелось развиваться, умнеть и расти над собой». Ну что же ты, милая? Разве можно расти над собой? Над собой можно (а тебе – даже нужно) работать. Или вот еще: «дверь в коридор, заляпанная отпечатками грязных подошв». Эльвирочка, дорогая, заляпать дверь можно только жидкостью, а подошвами – запачкать. Или еще: «Горничная тихонько стукнулась в комнату Клима». Наверное, ты хотела сказать «постучалась»? Потому что «стукнулась» это как «ударилась», головой или иной частью тела, но случайно и даже болезненно.
А уж как я испугалась, когда прочитала, что твоя героиня Нина «голову сломала, думая». Я поначалу подумала, что бедняжка стала инвалидом. Но потом поняла, что ты так оригинально использовала устойчивое выражение «ломать голову».
И вот еще: «На занесенной снегом улице лежала мертвая кошка, только что пристреленная. Рядом, виляя задом, прогуливалась ворона». Ну что ты, Эльвирочка, разве так говорится? Это ты, помню, прогуливалась по школьному коридору, виляя задом. А птицы обыкновенно вертят хвостом.
Или это: «надушилась духами». Это, дорогая, тавтология. Как «мертвый мертвец». Помню, рассказывала об этом на уроках, а ты, не слушая, рассеянно в окно смотрела...
А вообще, мне очень понравилось. Жаль только, что ты не написала, какого цвета был «сшитый из кухонных занавесок флаг Аргентины». Признаюсь, у меня на кухне занавески малиновые с желтыми цветочками.
Учительница истории тоже передает тебе привет. Она немного удивлена. В первой своей книге «Белый Шанхай» ты писала о «царе Иване Калите». Ты, наверное, не знаешь, что Иван Калита носил титул князя? А в «Аргентинце» ты пишешь про египетского бога Анубиса, упорно называя его «Анибус». Но ты не переживай. Наша историчка – хороший человек. Она сейчас все-все твои ошибочки разберет и тоже напишет письмо, чтобы помочь тебе.
А старенький математик расстроился. Плачет: «Десять лет учил Эльвирочку, а она так и не знает, сколько будет один плюс один!» Он имеет в виду следующее: «У таких мальчишек, как Осип Другов, была одна дорога, будто у дождевых капель, либо высохнуть, не оставив следа, либо влиться в большую бурную реку». Высохнуть – это одна дорога, влиться в реку – вторая. Вместе – уже две дороги.
Но ты не переживай. Все равно мы, твои старые учителя, очень гордимся тем, что ты стала такой знаменитой. И собираемся просить президента Вову Путина, чтобы он разрешил присвоить Нижегородской школе, в которой ты когда-то училась, гордое имя Эльвиры Барякиной.
Да, передавай привет своему мужу, Павлу М. Он очень хороший человек. Любит и поддерживает жену. Вот и на этой странице уже оставил хороший отзыв, как и везде, где ты выставляешь свои книги. Правильно, уважаемый Павел М. Так и надо.
А еще я рада, что у тебя появился фан-клуб http://baryakina-cult.livejournal.com/. Приятно, что существуют ценители твоей литературы, с нетерпением ждущие от тебя новых книг.

Оценка: нечитаемо

Барякина: Аргентинец (Исторические любовные романы) 09 04
Здравствуй, дорогая Эльвирочка!
Пишет тебе твоя учительница русского языка и литературы.
Я очень счастлива, что ты решила посвятить себя изящной словесности, ибо хорошо помню, что в школе у тебя по моим предметам были сплошные тройки.
Я рада, Эльвирочка, что ты заплатила корректору за исправление в тексте грамматических ошибок, которые ты всегда допускала: «варённый», «Иллиада» и прочая, и прочая... Правда, кое-что из твоих старых ошибочек я выискала. Например, «подскользнуться». Правильно пишется – «поскользнуться». Отметь себе где-то, чтобы не забывать.
Но думаю, деточка, что тебе надо бы найти хорошего редактора. Текст твой кишит досадными оплошностями вроде: «Ей хотелось развиваться, умнеть и расти над собой». Ну что же ты, милая? Разве можно расти над собой? Над собой можно (а тебе – даже нужно) работать. Или вот еще: «дверь в коридор, заляпанная отпечатками грязных подошв». Эльвирочка, дорогая, заляпать дверь можно только жидкостью, а подошвами – запачкать. Или еще: «Горничная тихонько стукнулась в комнату Клима». Наверное, ты хотела сказать «постучалась»? Потому что «стукнулась» это как «ударилась», головой или иной частью тела, но случайно и даже болезненно.
А уж как я испугалась, когда прочитала, что твоя героиня Нина «голову сломала, думая». Я поначалу подумала, что бедняжка стала инвалидом. Но потом поняла, что ты так оригинально использовала устойчивое выражение «ломать голову».
И вот еще: «На занесенной снегом улице лежала мертвая кошка, только что пристреленная. Рядом, виляя задом, прогуливалась ворона». Ну что ты, Эльвирочка, разве так говорится? Это ты, помню, прогуливалась по школьному коридору, виляя задом. А птицы обыкновенно вертят хвостом.
Или это: «надушилась духами». Это, дорогая, тавтология. Как «мертвый мертвец». Помню, рассказывала об этом на уроках, а ты, не слушая, рассеянно в окно смотрела...
А вообще, мне очень понравилось. Жаль только, что ты не написала, какого цвета был «сшитый из кухонных занавесок флаг Аргентины». Признаюсь, у меня на кухне занавески малиновые с желтыми цветочками.
Учительница истории тоже передает тебе привет. Она немного удивлена. В первой своей книге «Белый Шанхай» ты писала о «царе Иване Калите». Ты, наверное, не знаешь, что Иван Калита носил титул князя? А в «Аргентинце» ты пишешь про египетского бога Анубиса, упорно называя его «Анибус». Но ты не переживай. Наша историчка – хороший человек. Она сейчас все-все твои ошибочки разберет и тоже напишет письмо, чтобы помочь тебе.
А старенький математик расстроился. Плачет: «Десять лет учил Эльвирочку, а она так и не знает, сколько будет один плюс один!» Он имеет в виду следующее: «У таких мальчишек, как Осип Другов, была одна дорога, будто у дождевых капель, либо высохнуть, не оставив следа, либо влиться в большую бурную реку». Высохнуть – это одна дорога, влиться в реку – вторая. Вместе – уже две дороги.
Но ты не переживай. Все равно мы, твои старые учителя, очень гордимся тем, что ты стала такой знаменитой. И собираемся просить президента Вову Путина, чтобы он разрешил присвоить Нижегородской школе, в которой ты когда-то училась, гордое имя Эльвиры Барякиной.
Да, передавай привет своему мужу, Павлу М. Он очень хороший человек. Любит и поддерживает жену. Вот и на этой странице уже оставил хороший отзыв, как и везде, где ты выставляешь свои книги. Правильно, уважаемый Павел М. Так и надо.
А еще я рада, что у тебя появился фан-клуб http://baryakina-cult.livejournal.com/. Приятно, что существуют ценители твоей литературы, с нетерпением ждущие от тебя новых книг.

Оценка: нечитаемо


Оцененные книги


Сортировать по:

X