Грозовая эпоха


Сортировать по: Показывать:
Грозовая эпоха
Suvor_ про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 10 06
Автор в армии, похоже, секретаршей работала - таким казенным языком только приказы и инструктаж печатать. Рваные рубленые фразы, никаких эмоций, бесчисленное количество персонажей, которых Барякина методично уничтожает с присущим ей хладнокровием. И скучный, занудный сюжет - дочитать сможет только самый выносливый.
Купилась на огромное количество отзывов - похоже, ажиотаж создают сама писательница и друзья семьи.
Оценка: нечитаемо

Ванька-Валялка про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 19 06
Фигня фигнёй. Графомания первостатейная.
Читателя ваще за дурака принимают: мол, и такое схавает.
Особенно умиляют рецы от гг. Мамаевых и Гончаровых: ох, та же Барякинская ручкя поработала. Глупо, примитивно.
Особо ржал над "теплокровными" героями. Я-то, дяревня, до энтого дня тока животных да рептилий делил на теплокровных и холоднокровных, а оно - вона как! и персы тожа такие бывают...

Оценка: нечитаемо

Игорь Гончаров про Барякина: Аргентинец (Исторические любовные романы) 14 06
В этой книжке мне понравилось все! Как всегда в романах Э.Барякиной интересные и необычные герои, богатый образный язык. Тонкий юмор. Книжка поднимает настроение! Настораживают отрицательные отзывы о романах Э.Барякиной. Получается, что человек зарегистрировался только для того, чтобы написать нелепость.

Оценка: отлично!

Игорь Гончаров про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 10 06
Отличная книга. Лирика без соплей, романтика без вранья. Герои умные, симпатичные, мягкий юмор, необыкновенно богатый и точный язык.
Понятно недовольство любителей любовных романов. Это действительно не любовный роман. Это очень хорошая проза. Многие с такой просто не встречались. Многие уже отвыкли. Это понятно.
Непонятна лютая злоба некоторых рецензентов. Книги автора просто пропитаны добротой и любовью к людям, к жизни. Кто этого не может видеть?
Оценка: отлично!

Рыба Луна про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 06 06
Мда... Штампы, диалоги, штампы, диалоги...
Зато очень порадовала уже приведённая здесь рецензия Манаса, пропущенная цитата и неё:
"...Я не читал «Справочник писателя», но я уверен, что где-то на его страницах должен быть совет молодому писателю – обязательно добавить в текст галюциногенных картин. Как иначе объяснить появление в безобидном тексте такого психоделического абзаца:
«Клим привел Аду в дом и тут же исчез. Длинные столы разбегались по комнатам. На блюдах окорока, куличи, безчисленная пасхальная снедь».

Оценка: нечитаемо

Drosselmeier про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 05 06
Эльвира Валерьевна Барякина - а мы общаемся на русском языке, а не на идиш. А в на русском врач - это врач
Лучше бы в на идиш общалась что-ли. Идиотка классическая, с мозгом мармазетки.

Оценка: нечитаемо

Эльвира Валерьевна Барякина про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 05 06
Для ex_xgrlapof, а что я? Вы Толстого почитайте.
Для Вероника.Ванесса а уж я то как смеялась. Я же думала, что имею дело с просто тупой идиоткой. А оказалось, что она еще и из совковых интеллигентов, которые гордятся тем, что помнят высказывания древних шизофренников и вставляют их по любому поводу, неважно имеет это смысл или нет. Это нормально, для тех у кого отсутствует мозг, вставлять зазубренные цитаты. Своих мыслей то нет. Что же касается исторических подтекстов, то как раз их то там и нет, а мы общаемся на русском языке, а не на идиш. А в на русском врач - это врач, без всяких подтекстов. Загляните в толковый словарь, что-ли. Я получила классическое образование, житие шизофренников у нас не преподавали, религиозные бредни я не читаю, откуда же мне знать, что там необразованый бродяжка высказывал? Так что мозг Кинг-Конга вам не поможет, не обольщайтесь.
Утю-тю-тю, Дроссель, какой ранимый еврейчик)) Что подружка Валярима тебе простату с утра не помассировала? Или косточка малиновая в зубах застряла? Случаи то разные бывают.) Иди лучше в темы с лохокостом, тут жидовских тем нет.
Оценка: отлично!

Pawel про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 11 05
Дорогая Оливия_У. Я каждый раз удивляюсь вашим комментариям.
По-видимому книги вышеозначенного автора не идут вам на пользу. "Лутше" читайте "Хождение по Маленьким Мукам" Л.Н. Толстого! Или "Евгения Онегина" А. Н. Некрасова. Пользы больше будет.

Оливия_У про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 11 05
Это великая книга про революцию! Как люди тогда жили и страдали! Даже лутше чем Хождение по Мукам Л.Н. Толстого! Всем читать и плакать!

Иваныч Первый про Барякина: Аргентинец (Исторические любовные романы) 07 05
Заглянул в комментарии - оба-на как засрали-то все. Полагаю, что и Павел М., и Kara Deniz, и даже "Эльвира Барякина" - это одно и то же лицо, не имеющее ни малейшего отношения к автору. Кому-то она, видно, больно на хвост наступила. Чувствуется, что "звездные войны" будут иметь продолжение. Ушел за попкорном.
Оценка: отлично!

Павел Мамаeв про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 23 04
Брависсимо Эльвира, умные люди несомненно оценят по достоинству. Обязательно приобрету бумажную версию книги, для полноты наслаждения вашим творчеством!

Kara Deniz про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 21 04
Извините, но я не товарищ. И я уже влюблена, счастлива и довольна жизнью. Чего и вам желаю.
А Вы почему обозлились на писательниц Волчок и Крюкову? Может быть, и вам стоит влюбиться в хорошую женщину?
Да, вот еще. Согласитесь, что я изрядно помогла Вашей жене, указав ей на ошибки. И даже 5 долларов за работу не попросила. Теперь она будет знать, над чем надо поработать. Глядишь, следующая книжка будет лучше.

Оценка: плохо

Kara Deniz про Барякина: Аргентинец (Исторические любовные романы) 21 04
Павел М. Это хорошо, что вы, стремясь поддержать свою жену Эльвиру Барякину, оставляете похвальные отзывы под всеми ее книгами на всех сайтах. Но вы бы помогли лучше, если бы объяснили Эльвире, что до настоящего писателя ей расти и расти. Пусть сначала выучит русский язык, чтобы не делать глупых ошибок.
Вот некоторые (далеко не все) ляпы, которые я заметила:
1) «Горничная тихонько стукнулась в комнату Клима» - правильно не «стукнулась», а «постучалась».
2) «Ей хотелось развиваться, умнеть и расти над собой» - нельзя расти над собой, можно просто расти. Или работать над собой.
3) «Надушилась духами» - тавтология, как масло масляное.
4) «Дверь в коридор, заляпанная отпечатками грязных подошв» - надо «запачканная», заляпать можно только жидкостью.
5) «Рядом, виляя задом, прогуливалась ворона» - вороны задом не виляют, словно, извините, б***и. Они трясут или вертят хвостом.
6) «Снаружи раздался сосущий вой» - что это такое «сосущий вой»? Разве такое бывает?
7) «Побит, как яблоко, упавшее с горы» - яблоко падает с дерева. Или катится с горы.
8) «Жили среди вещей музейного порядка», - «музейный порядок» - это чистота. Если имеется в виду ценность вещей, то тогда уж «среди музейных экспонатов» или «среди музейных ценностей».
9) «Мамка назвала свинью Контра, – рассказывал во дворе мальчишка. – А ее вчерась арестовали и расстреляли за амбаром» - непонятно кого арестовали и расстреляли: мамку или свинью?
10) «Бородатый царь в эполетах» - в эполетах на голое тело? Лучше написать «в мундире с эполетами»
11) «Нина вернулась в комнату, прикрыла балкон» - Лучше «прикрыла балконную дверь». Или она, извините, ж*пой балкон загородила?
12) «Артиллерийские хомуты» - что это такое? Хомуты, которые надевают на артиллеристов?
13) «Водовоз доставал густую воду» - разве бывает густая вода?
14) «Прибитый к берегу пень» - чем прибитый? Гвоздями?
15) «Вместо сердца в груди – мускулистая трубка» - разве сердце – трубка?
16) «В доме у мужика имелась мануфактура — сапоги, валенки» - мануфактура – это ткань, а не сапоги.
17) «Играл гармонист: подносил гармошку к уху и пускал замысловатые коленца» - выделывают коленца при танце, а не при игре на музывальных инструментах.
18) «Витиеватые таблички» - витиеватая бывает речь, таблички в крайнем случае могут быть вычурными.
19) «Как ни в чем не бывало» - ни в чем ни бывало.
20) «Калмыки возвращались с головами на пиках» - с чьими головами? Со своими?
21) «Подскользнуться» - поскользнуться.
22) «Большевицкий закон природы» - так большевицкий закон или закон природы?
23) «Анибус» - Анубис.
24) «Девичий пробор в золотистых волосах» - а бывают еще и мужские проборы? И старческие? И женские? И детские?
25) «Построить эстансию» - «эстансия» - это земельный участок в несколько гектаров, предназначенный для содержания стада коров. Построить эстансию так же невозможно, как и построить поле, или построить огород.

И это только малая часть ляпов и ошибок. В школу, уважаемый автор, в школу. И учиться, учиться, учиться.
Ошибки можно было бы простить, если бы роман был интересен. Но, увы, он скучен и уныл.

Оценка: нечитаемо

Лягуха Мелкая про Барякина: Аргентинец (Исторические любовные романы) 10 04
> Заслуженный педагог РФ
Грешно смеяться над убогими.
Оценка: нечитаемо

Заслуженный педагог РФ про Барякина: Аргентинец (Исторические любовные романы) 09 04
Здравствуй, дорогая Эльвирочка!
Пишет тебе твоя учительница русского языка и литературы.
Я очень счастлива, что ты решила посвятить себя изящной словесности, ибо хорошо помню, что в школе у тебя по моим предметам были сплошные тройки.
Я рада, Эльвирочка, что ты заплатила корректору за исправление в тексте грамматических ошибок, которые ты всегда допускала: «варённый», «Иллиада» и прочая, и прочая... Правда, кое-что из твоих старых ошибочек я выискала. Например, «подскользнуться». Правильно пишется – «поскользнуться». Отметь себе где-то, чтобы не забывать.
Но думаю, деточка, что тебе надо бы найти хорошего редактора. Текст твой кишит досадными оплошностями вроде: «Ей хотелось развиваться, умнеть и расти над собой». Ну что же ты, милая? Разве можно расти над собой? Над собой можно (а тебе – даже нужно) работать. Или вот еще: «дверь в коридор, заляпанная отпечатками грязных подошв». Эльвирочка, дорогая, заляпать дверь можно только жидкостью, а подошвами – запачкать. Или еще: «Горничная тихонько стукнулась в комнату Клима». Наверное, ты хотела сказать «постучалась»? Потому что «стукнулась» это как «ударилась», головой или иной частью тела, но случайно и даже болезненно.
А уж как я испугалась, когда прочитала, что твоя героиня Нина «голову сломала, думая». Я поначалу подумала, что бедняжка стала инвалидом. Но потом поняла, что ты так оригинально использовала устойчивое выражение «ломать голову».
И вот еще: «На занесенной снегом улице лежала мертвая кошка, только что пристреленная. Рядом, виляя задом, прогуливалась ворона». Ну что ты, Эльвирочка, разве так говорится? Это ты, помню, прогуливалась по школьному коридору, виляя задом. А птицы обыкновенно вертят хвостом.
Или это: «надушилась духами». Это, дорогая, тавтология. Как «мертвый мертвец». Помню, рассказывала об этом на уроках, а ты, не слушая, рассеянно в окно смотрела...
А вообще, мне очень понравилось. Жаль только, что ты не написала, какого цвета был «сшитый из кухонных занавесок флаг Аргентины». Признаюсь, у меня на кухне занавески малиновые с желтыми цветочками.
Учительница истории тоже передает тебе привет. Она немного удивлена. В первой своей книге «Белый Шанхай» ты писала о «царе Иване Калите». Ты, наверное, не знаешь, что Иван Калита носил титул князя? А в «Аргентинце» ты пишешь про египетского бога Анубиса, упорно называя его «Анибус». Но ты не переживай. Наша историчка – хороший человек. Она сейчас все-все твои ошибочки разберет и тоже напишет письмо, чтобы помочь тебе.
А старенький математик расстроился. Плачет: «Десять лет учил Эльвирочку, а она так и не знает, сколько будет один плюс один!» Он имеет в виду следующее: «У таких мальчишек, как Осип Другов, была одна дорога, будто у дождевых капель, либо высохнуть, не оставив следа, либо влиться в большую бурную реку». Высохнуть – это одна дорога, влиться в реку – вторая. Вместе – уже две дороги.
Но ты не переживай. Все равно мы, твои старые учителя, очень гордимся тем, что ты стала такой знаменитой. И собираемся просить президента Вову Путина, чтобы он разрешил присвоить Нижегородской школе, в которой ты когда-то училась, гордое имя Эльвиры Барякиной.
Да, передавай привет своему мужу, Павлу М. Он очень хороший человек. Любит и поддерживает жену. Вот и на этой странице уже оставил хороший отзыв, как и везде, где ты выставляешь свои книги. Правильно, уважаемый Павел М. Так и надо.
А еще я рада, что у тебя появился фан-клуб http://baryakina-cult.livejournal.com/. Приятно, что существуют ценители твоей литературы, с нетерпением ждущие от тебя новых книг.

Оценка: нечитаемо

odin123 про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 06 04
Вот это "литературное лакомство для гурманов" и "роман потрясающей глубины"?
Или авторы этих отзывов так тонко пошутили?
Безнадежно некачественный текст.
Оценка: нечитаемо

Павел М. про Барякина: Аргентинец (Исторические любовные романы) 05 04
Так увлекательно окунуться в иную эпоху. Спасибо, Вам, Эльвира, большое!
Оценка: отлично!

Drochelmeier про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 19 03
Литературное лакомство для гурманов.
Оценка: отлично!

Иваныч Первый про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 03 03
Изумительная, мощная книга, охватывающее множество аспектов - исторических, нравственных и личных. Роман о выборе, который делает человек в тяжелых обстоятельствах.
После долгих мытарств во время Гражданской войны герои романа попадают в Китай, страну, где у них нет будущего. Но им надо выживать, и они сражаются за свою жизнь как могут.
Всем рекомендую. Это великолепно.
Оценка: отлично!

Мисс Силвер про Барякина: Белый Шанхай (Исторические любовные романы) 22 07
Написала отзыв, но стерла.
Лучше меня разбор книги сделал Манас - http://manas-sir.livejournal.com/100135.html:
Прежде всего, в романе отсутствует то, что автор обещает читателям в заглавии, - Шанхай. Чуть-чуть подправив завязку – к космопорту приближается эскадра космическх кораблей с беженцами, покинувшими Землю и ищущими пристанища на Марсе – и заменив китайцев марсианами, можно было бы вполне назвать роман «Белый Марс». По-видимому, всех прочитанных мемуаров и изученных архивов не хватило, чтобы представить, как выглядел Шанхай: в романе совершенно отсутствуют описания. В результате герои передвигаются будто в вакууме между совершенно абстрактными «локациями»: порт, улица, особняк, бар, отель, вокзал и т.д. Например, героиня отправляется в тюрьму: «Тюремная ограда, скорбная очередб перед зарешеченным окном, колючая проволока». Наивность и шаблонность описаний порой умиляет.
Вот ипподром:
«Шум, толкотня, выкрики торговцев. У входа на ипподром растрепанная женщина колотила мужа зонтом:
- Опять все деньги просадил, негодяй»
Реальные места и учреждения тех лет - не исключение, их отличает только то, что автор указывает название. Например, знаменитый загородный клуб «Колумбия» выглядит так: «Садовники в широкополых соломенных шляпах стригла деревья, Белые стены, красная крыша», - и дальше: «Увитая плющом терраса, на столах винные бокалы, серебро, тарелки с вензелями клуба». Больше ничего! И кто скажет, что этот клуб был в Шанхае, а не в столице Объединенного Марса?!
Как китаист я-то, по крайней мере, немного представляю себе Шанхай 20-х по китайской литературе и китайскому кино, но остальные читатели, боюсь, обречены следить за действиями героев в совершенно символической пустоте. Собственно, можно просто написать на листе бумаги имена персонажей, а потом просто рисовать между ними стрелочки, сопровождая их пояснениями (встретил/расстался, полюбил/возненавидел, разбогател/обнищал и т.д.) и представляя себе Шанхай, каким вы видите его в выпусках новостей. «Белый Шанхай» не прибавит к это картинке ничего!
Этот схематизм распространяется и на описание исторического фона и ситуаций, в которые попадают герои. С самого начала (собственно, еще на обороте суперобложки книги) читателю сообщают главное условие игры: «Белые люди не подчинялись китайским законам, они создали в Азии почти Париж, почти Нью-Йорк, почти Вавилон». А поскольку китайским законам белые люди не подчинялись, то и в для романа китайцы не важны: и исторические персонажи, и обычные китайцы используются просто как универсальный инструмент для развития сюжета, причем свою фунцию выполняют, в основном, за рамками повествования, не появляясь перед читателями.
И поскольку активных персонажей-китайцев в «Белом Шанхае» нет, описаний Шанхая – тоже нет, а местом действия все-таки заявлен Китай, Эльвира Барякина для создания хоть какого-то «национального колорита» вставляет в текст сведения о Китае или детали китайской жизни, которые часто не имеют никакого отношения к повествованию, но зато могут привлечь внимание читателя своей «необычностью».
Торговля опиумом, обычай бинтования ног у девочек, «китайская чайная церемония», пересказы китайской литературы и проч. и проч. – все идет в дело.
На самом деле, эти сведения есть в любой брошюре по Китаю, но Эльвира Барякина подает их с городстью первооткрывателя.
Видимо, чтобы компенсировать недостаток качества разработки материала, Эльвира Барякина решила форсировать количество: события в жизни двух десятков главных персонажей сменяют друг друга, как картинки в калейдоскопе в руках у буйнопомешанного. Одно событие, которое само по себе могло бы стать основой для хорошей повести, в «Белом Шанхае» от завязки до развязки занимает в среднем страниц десять, после чего начинается новое событие, с предыдущим связанное только общими персонажами.
Так, наверное, автор понимает «стремительное развитие действия». Правда, персонажей назвать «общими» тоже можно с трудом: большинство из них регулярно меняют характеры, причем не по законам развития, а как платья, в зависимости от обстоятельств, то есть по прихоти автора.
Доходит до полного абсурда: чтобы объяснить, почему один из главных персонажей, который на протяжении всего повествования вел себя как безупречный джентльмен, вдруг, без всякой подготовки, превращается в полного негодяя, автор не находит ничего лучше, как на 542 (!) странице рассказать его историю с самого начала. Она так и пишет: «Даниэль Бернар был по рождению немец. Вырос в Праге, учился в Массачусетском технологическом университете...»
В целом, роман «Белый Шанхай» похож на сериал «Санта-Барбара»: если помните, это в «Санта-Барбаре» город показывался только в титрах; в «Санта-Барбаре» в одной серии могли быть смешаны мелодрама, комедия, детектив и фильм ужасов; в «Санта-Барбаре» герои могли трансформироваться совершенно неожиданно, вопреки логике и ожиданиями зрителей. Наконец, как в «Санта-Барбаре» и в большинстве долгоиграющих сериалов, в «Белом Шанхае» качество работы снижается, по мере развития действия.
Особенно это заметно в языке. Поначалу Эльвира Барякина «стилизует» манеру письма под, надо так понимать, начало двадцатого века. Читается это трудно, но продолжается недолго: вскоре повествование встает на накатанные рельсы современного языка и катится по наклонной вниз, так что к концу книги возникают уж совсем понятные читателю обороты: «Феликс оглядел столпившихся товарищей, психанул». К слову, все персонажи – а среди них есть представители самых разных народов – думают по-русски и используют русские идиоматические выражения: « - Это Ада все устроила? – Нет, папа Римский! – рявкнул Коллор». Я представляю, как это звучит по-английски: «No, the Pope of Rome!»
И последнее. Чтобы никто, начав читать, не стал, как я, мучаться вопросом, чем все кончилось, и насилу читать дальше, сообщаю: в конце все умерли. А кто не умер, про того просто забыли рассказать. А кто не умер и про кого не забыли рассказать, те уехали назад в Россию. И там уж точно умерли!

Оценка: плохо

X